uk ru en
LIFE SCIENCES LAWYERS | UKRAINE & CIS
Menu

ПРАВОВОЙ АЛЬЯНС — юридическая компания, сопровождающая бизнес-интересы национальных, иностранных и международных компаний на территории Украины и ряда стран СНГ.

НАШИ КЛИЕНТЫ представляют индустрии фармацевтики, медицинских изделий, товаров народного потребления, медицины, косметики, парафармацевтики, химии, биотехнологии, сельского хозяйства и продуктов питания.

ВЕДУЩИЕ АССОЦИАЦИИ — AIPM Ukraine, APRaD и Комитет здравоохранения Европейской Бизнес Ассоциации избрали Правовой Альянс своим юридическим советником.

Являются ли объектом права интеллектуальной собственности произведения, созданные искусственным интеллектом

Юрист & Закон, No17, 09 мая 2019

Наталия Лавренова, адвокат, советник ЮК "Правовой Альянс"

Наталия Абрамович, юрист ЮК "Правовой Альянс"

Нынешнее столетие ознаменовалось развитием искусственного интеллекта, используемого не только для научных целей, но и для создания объектов интеллектуальной собственности – картин, музыкальных произведений, видео и т. п. Казалось бы, результат деятельности искусственного интеллекта должен быть идентичным с аналогичными произведениями, созданными человеком. Однако действующее законодательство Украины и большинства стран значительно отстает от технологических достижений и не регулирует вопросы защиты прав интеллектуальной собственности на объекты, созданные искусственным интеллектом.

Анализируя мировой подход к позиционированию таких произведений как объектов интеллектуальной собственности, можно выделить ряд ключевых проблем, которые должны быть решены и урегулированы с целью предоставления таким объектам правовой охраны.

Законы Украины "Об авторском праве и смежных правах", "Об охране прав на изобретения и полезные модели" предусматривают, что автором является физическое лицо, создавшее своим творческим трудом произведение, а изобретателем – человек, интеллектуальной и творческой деятельностью которого было создано изобретение (полезная модель).

Действующее законодательство Украины связывает авторство и создание объектов права интеллектуальной собственности только с человеком, поэтому в правовом поле компьютеры, компьютерные программы и прочие формы выражения искусственного интеллекта не являются авторами и изобретателями. Такая ситуация сложилась, в частности, и потому, что искусственный интеллект не рассматривается как отдельный субъект.

С авторством произведения непосредственно связан и вопрос их оригинальности – одной из основных характеристик, подлежащих правовой охране. Мировая практика руководствуется подходом, согласно которому авторским правом охраняются произведения, оригинальность которых отражает творческую и интеллектуальную деятельность автора (так называемая концепция "personal touch").

Искусственный интеллект действует по алгоритму и довольно часто генерирует новые произведения как результат обработки и анализа уже существующих. В таком случае для предоставления произведению правовой охраны необходимым будет установление критериев, которые помогут определить "дозу" оригинальности во вновь образованном произведении.

Следовательно, ключевыми вопросами, которые должны быть урегулированы для предоставления правовой охраны объектам, созданным искусственным интеллектом, выступает авторство и оригинальность произведений.

В мировой практике существуют несколько основных подходов к определению авторства произведений, созданных искусственным интеллектом:

– автор – разработчик искусственного интеллекта (компьютерной программы или кода);

– автор – пользователь искусственного интеллекта (для отдельных видов программ);

– автор – непосредственно искусственный интеллект (внедрение концепции "электронного лица").

Первые два подхода – самые распространенные и принятные, однако они не совсем соответствуют ключевому признаку произведений как объектов интеллектуальной собственности – наличию творческой и интеллектуальной деятельности человека.

Результатом интеллектуальной и творческой деятельности разработчика искусственного интеллекта будет непосредственно такой искусственный интеллект в виде компьютерной программы либо кода.

На этом творческая деятельность разработчика завершена. Произведения, генерируемые программой, в основном не содержат никакого влияния разработчика, поскольку она создает их, выполняя определенный алгоритм. Таким образом, признание разработчика автором произведений, сгенерированных искусственным интеллектом, не соответствует действующему законодательству.

Указание на пользователя искусственного интеллекта как автора также не коррелирует с основными постулатами права интеллектуальной собственности. Обычно все действия пользователя, связанные с процессом создания произведений искусственным интеллектом, заключаются в запуске соответствующей компьютерной программы и загрузке в нее информации, материалов или установки настроек, необходимых для создания конечного результата. Такие действия сложно квалифицировать как творческую или интеллектуальную деятельность.

Несмотря на приведенные аргументы, в законодательстве таких стран, как Соединенное Королевство, Индия, Новая Зеландия, предусматривается, что авторами произведений, сгенерированных искусственным интеллектом, являются физические лица, с помощью которых соответствующая программа создала произведение. То есть автором музыкального произведения, написанного компьютерной программой, будет лицо, давшее предпосылки для деятельности программы (разработавшее ее или установившее настройки).

Самой необычной концепцией является признание автором произведений непосредственно искусственный интеллект. Пока что такая концепция не закреплена ни в одной стране. Научныеработники в сфере интеллектуальной собственности ввели даже соответствующий термин – "электронное лицо". Электронное лицо по замыслу возымеет определенную правосубъектность, которая будет позволять признавать его отдельным субъектом правоотношений (автором произведений или изобретателем).

Однако для внедрения такого подхода следует решить и другие вопросы, связанные с охраной прав интеллектуальной собственности.

Во-первых, относительно реализации прав автора интеллектуальной собственности на созданные произведения. Как известно, каждый автор наделен исключительными имущественными и неимущественными правами. В частности, к исключительным имущественным правам относятся: исключительное право на использование произведения; исключительное право на разрешение или запрет использования произведения другими лицами, куда входит воспроизведение произведений; публичное исполнение и публичное извещение произведений; переводы произведений; переработки, адаптации, аранжировки и прочие подобные изменения произведений. К личным неимущественным правам относятся права автора требовать признания своего авторства; запрещать упоминание своего имени во время публичного использования произведения; выбирать псевдоним, указывать и требовать указания псевдонима на произведении вместо настоящего имени автора; требовать сохранения целостности произведения и противодействовать любому извращению, искажению или иному изменению произведения либо любому другому посягательству на произведение, что может навредить чести и репутации автора. Соответствующие права могут реализоваться как автором, так и лицом, которому были переданы исключительные имущественные права (физическое или юридическое лицо).

В случае же признания прав интеллектуальной собственности за "электронным лицом" вопрос о реализации любых прав интеллектуальной собственности будет оставаться открытым. Сможет ли "электронное лицо" самостоятельно предоставить лицензию на использование соответствующего произведения или обратиться в суд по защиту нарушенных прав? В далеком будущем, вполне вероятно, что сможет. Но сейчас такого рода вопросы возвращают нас к предыдущим концепциям принадлежности прав интеллектуальной собственности разработчикам или пользователям искусственного интеллекта. Поэтому личные неимущественные и исключительные имущественные права интеллектуальной собственности на произведения, созданные "электронным лицом", будут принадлежать разработчику или пользователю соответствующего софта.

Во-вторых, остается также проблема срока действия прав интеллектуальной собственности, в частности, в сфере авторского права и смежных прав. На сегодняшний день срок действия авторского права привязан к жизни и дате смерти автора произведения (кроме произведений, обнародованных анонимно / под псевдонимом). К искусственному же интеллекту такой критерий применить нельзя.

Поэтому в случае законодательного урегулирования охраны прав интеллектуальной собственности на произведения, созданные искусственным интеллектом, сроки действия авторских прав должны быть связаны с другими событиями, например, с датой опубликования произведения.

Следует отметить: несмотря на существование вышеупомянутых концепций, неизменной остается мировая позиция относительнонепризнания произведений, созданных искусственным интеллектом, объектом права интеллектуальной собственности. В частности, это подтверждается и подходами судов к толкованию авторства. Судебная практика в основном выделяет две категории произведений:

– созданные искусственным интеллектом самостоятельно;

– созданные человеком с помощью искусственного интеллекта.

В отличие от первой категории, произведения, созданные человеком с использованием искусственного интеллекта, при условии их оригинальности являются объектами интеллектуальной собственности. Они наделены правовой охраной. Произведения, созданные исключительно искусственным интеллектом, относятся к объектам, не подлежащим правовой охране.

Ни в Украине, ни в других государствах произведения, созданные искусственным интеллектом, не являются объектами права интеллектуальной собственности. Их можно использовать без ограничений. Однако такая ситуация не будет продолжительной, поскольку развитие потребует в дальнейшем правового урегулирования и защиты прав соответствующих субъектов. Игнорирование же вопроса правовой охраны объектов, созданных искусственным интеллектом, приведет к незаинтересованности рынка в развитии соответствующих технологий в связи с их незащищенностью.

Напоследок вспомним фрагмент из киноленты "Третий лишний 2", а именно ту часть, в которой главный герой Тед (плюшевый мишка) признавал в суде свое право считаться человеком, а не собственностью.

Адвокат Штата:

– Кто Тед? Человек, как мы? Или чья-либо собственность? Быть человеком – это абсолютно особенная и уникальная способность. Это – дар. Бог наделил этим даром лишь один вид – людей. Но если мы решим делиться этим даром... к чему это приведет?

Адвокат Теда:

– В 1856 году темнокожий раб Дред Скотт пытался доказать в суде, что он человек, а не чья-либо собственность. Он проиграл, но, как свидетельствует история, это было несправедливо. В каждом конфликте вокруг прав мы становимся способными распознать, где справедливость, лишь многие годы спустя, но, когда возникает новый конфликт, мы снова становимся слепыми, как в первый раз.

Кто знает, может у искусственного интеллекта получится изменить ход истории (хотя обезьяне, сделавшей селфи, не удалось).


Связаться с авторами: Наталия Лавренова, адвокат, медиатор, советник ЮК "Правовой Альянс", lavrenova@l-a.com.ua; Наталия Абрамович, юрист ЮК "Правовой Альянс", abramovych@l-a.com.ua

796

Если Вы заметили ошибку, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить о ней